Высокогорские вести
  • Рус Тат
  • В музее истории образования Высокогорского района хранятся письма из блокадного Ленинграда

    В эти последние дни января в нашей стране вспоминают Ленинград - город несгибаемой воли и мужества, выстоявший суровую фашистскую блокаду. 27 января исполнилось 70 лет со дня его полного освобождения. В нашу редакцию недавно попали ценные свидетельства того времени. Их принесла педагог Римира Галимова. Среди экспонатов, переданных из семейного архива...

    В эти последние дни января в нашей стране вспоминают Ленинград - город несгибаемой воли и мужества, выстоявший суровую фашистскую блокаду. 27 января исполнилось 70 лет со дня его полного освобождения. В нашу редакцию недавно попали ценные свидетельства того времени. Их принесла педагог Римира Галимова.

    Среди экспонатов, переданных из семейного архива создающемуся музею истории образования отдела образования ветераном педагогического труда Кларой Хамитовной Ахмановой, есть письма из блокадного Ленинграда. Писала их Анна Дмитриевна Двоеглазова своей дочери Нине Михайловне Двоеглазовой, учительнице Мало-Алатской начальной школы бывшего Дубьязского района. Удивительно, что эти письма доходили до адресата сравнительно быстро, около месяца. Например письмо из Ленинграда отправлено 24 октября 1941 года, а дошло до почты Дубьязского почтового отделения 18 ноября 1941 года.

    В этих письмах - история жителей Ленинграда на примере одной семьи. Это и голод, и холод, и нежелание уезжать из города. Людям было страшно уезжать, жалко бросать вещи, свои дома, квартиры.

    Письмо от августа месяца 1941 года.

    «Осталась одна в маленькой комнате, все разъехались. Марусю с детьми проводили к матери в Бугульму, Паня с детьми тоже уехала. Она прислала открытку с вокзала, пишет, что все еще едут и не знают куда их везут. Катю (Екатерина Михайловна - военный врач, дочь автора письма) взяли в армию, ждет назначения, пока еще неизвестно куда пошлют. Алеша (сын автора письма) уехал в Сибирь, их школу перевозят на реку Иртыш. Ехать с Алешей ( Алексей Михайлович - сын автора письма) не хочу, все едут в товарных составах, очень опасно. Вася (сын автора письма) уехал в с область на практику, о Коле (Николай
    Михайлович - сын автора письма) ничего не знаю. Соседи своих детей тоже отправили. Нам сейчас все дают по карточкам».

    Письмо от 24 октября 1941 года.

    «Я по-старому живу одна. Вы все пишете и зовете к себе, но я ехать не могу, мы окружены. Живем неважно. Хлеба получаем 200 грамм, овощей нет. Но я сыта, а дальше что буте не знаю. Если появится возможность выехать, придется ехать. И Алеша зовет, и Паня; Лена пишет, что Вася живет в городу Курган. Эльза с детьми в Казани, о Коле ничего не известно. Узнай, где и как живет его семья, они же наши. Катя пишет, что и думать о поездке нельзя. Мне хотелось ехать к Пане, она болеет. Мне хотелось ехать к Пане, она болеет, ноги. Она очень огорчилась, что я
    не приехала к ней. В Ленинграде опасно, и уехать нет возможности. Моте быть, еще время придет и мы увидимся».

    Письмо от 20 ноября

    «Живу одна. Катя пишет и ехать никуда не велит. Алеша прислал справку, требует ехать к ним. Ехать опасно. Часто бывает тревоги, поезда не ходят. Алексеевна собиралась ехать, теперь уже поздно. Дрог нет. Не знаем, что будет впереди. Вася писал, что работает военным врачом. Сейчас он в Курске».

    Обратный адрес: город Ленинград, улица Красного курсанта, дом 20 а, квартира 3.

    Последнее письмо написано соседкой А.Михайловой уже после ее смерти. Данное письмо просмотрено военной цензурой, о чем свидетельствует штамп военной цензуры.

    «Дорогая Екатерина Михайловна!

    9 июня опечатали комнаты уехавших командиров, забили гвоздями и комнату вашей мамы Анны Дмитриевны. 3 июня был сильнейший обстрел нашего района. В нашем доме со стороны улицы выбиты все стекла, со двора все цело. Это мы такие», судьба нас пока хранит. Меня беспокоит состояние здоровья дочери. Она была на усиленном питании, и на грамм не прибавила в весе. Вид ее жуткий, истощение подействовало на нервную систему. Не может спать. Все же у меня
    еще теплится надежда, что судьба нас пощадит, переживем это грозное время, война окончится, враг будет разбит и мы поживем спокойной хорошей жизнью... Одно из нашего дома, жене врача, отец прислал командиром посылку: сухари, мед, сахар и шпик. Посылку не передали. Моей соседке 2 раза не передали посылку от мужа. Вот что делается.

    У меня много вещей, базаров нет, то ни продать, ни поменять вещи не могу. Уезжать не собираюсь, нет здоровья ехать, и не к кому. Все мы рабы вещей. Очень тяжело переношу обстрелы, раньше переносила геройски, других успокаивала. Мы с Вашей мамой дежурили по дому очень часто с 8 до 12 часов ночи до декабря. Бывало, она ляжет на парадном на сундук и уснет. Все тревоги она сидела у нас. И я рядом с ней. Была она очень живая, быстро бегала. Болела всего 5-6 дней.

    14 дней я была на усиленном питании, кормили хорошо; но для нас было недостаточно, все время хотелось есть. Это противное состояние, что все время хочется есть. Хлеба 300 гр. иждив., 400- служащ. И 500 гр. Рабочим, дают крупу и сахару 400 гр. на месяц и мяса 400 гр, все нам мало. Я потеряла в весе 22 кг., дочь больше 30 кг.; больше 40% нормы. Сегодня дочь и ее подруга поехали на дачу в Шувалово, где имеются грядки; у меня во дворе- тоже грядки, нет сил поливать, полоть. Я не копала и не садила. Весь двор выкопан, все засеял госпиталь, который помещен напротив. Пишите чаще, я очень люблю медицину и
    медицинских работников. Если бы была моложе, работала бы в госпитале, как в войну 14 года; я люблю ухаживать за больными и умею. Целую крепко».

    Письма из блокадного города бережно хранились в семье Павла Ахманова, сначала - у его матери Нины Михайловны Двоеглазовой, которая в войну работала в Мало-Алатской школе, а потом у ее сына. В музей образования района их передала ее сноха Клара Хамитовна. Само прикосновение к этим свидетельствам прошлого вызывает душевный трепет. Но читая письма, невольно ловишь себя на мысли, что в них нет ничего нервного и ужасающего.

    Дело в том, что любые попытки сообщить на «большую землю» всю правду о состоянии ленинградцев, пресекались. Моральный дух страны необходимо было поддерживать во что бы то ни стало. Сегодня, когда многие документы о Великой Отечественной войне рассекречены, мы узнаем и об этом.

    Ленинград дорог каждому россиянину как особое место, где кровью и неимоверными страданиями писалась история нашей России.

    (В письмах сохранена орфография и стилистика авторов).

    В семье блокадницы Анны Дмитриевны Двоеглазовой было 7 детей. Из них на фронте были четверо: Алексей - военный летчик, Екатерина и Валентина - военврачи, Николай - погиб в Белоруссии в первые дни войны. У дочери Пани муж был военным.

    Сама Анна Дмитриевна умерла от голода 22 марта 1942 года в возрасте 67 лет.

    Редакция благодарит Римиру Галимову за предоставленные материалы

    На снимке: письма из блокадного Ленинграда

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: