Высокогорские вести

Высокогорский район

Рус Тат
НОВОСТИ

Таргетные лекарства против рака: в онкологии началась «гонка вооружений»

Всемирный день борьбы против рака отмечают сегодня, 4 февраля. Подробнее расскажем о новых лекарствах, продлевающих жизнь пациентов в 10 раз, испытаниях препаратах на мышах без шерсти и о том, что такое дженерики.

Токсичную «химию» заменяют таргетные препараты


Основная тенденция современной онкологии — это поиск молекулярных мишеней для создания лекарственных препаратов. В качестве мишеней могут выступать определенные рецепторы или сигнальные молекулы, которые есть в опухолевых клетках и отсутствуют в здоровых.

"В данном случае речь идет о таргетных препаратах, от слова “target” — мишень. После того как стало очевидно, что универсального средства для борьбы с раком быть не может, ученые нацелили внимание на поиск молекулярных мишеней, специфичных для каждого онкологического заболевания в отдельности. Более того, у каждой формы онкологического заболевания может быть найдено несколько мишеней", - говорит доктор медицинских наук Сергей Бойчук.


Пока не было таргетных препаратов, всех пациентов лечили химиотерапией. Ее эффективность часто оказывалась низкой, а токсичность — высокой, было много побочных эффектов. Так, например, эксперименты показали, что уже через несколько часов после начала приема химиопрепаратов наблюдаются заметные повреждения ДНК в волосяных луковицах. 

Таргетные препараты менее токсичны и, что особенно важно, позволяют увеличивать период ремиссии при многих разновидностях рака. К примеру, раньше пациенты с неоперабельными специфическими опухолями в кишечнике могли рассчитывать на 6-8 месяцев жизни. Сейчас продолжительность жизни таких онкобольных, получающих таргетную терапию, увеличилась и составляет 7-8 лет.

От открытия до появления лекарства — минимум 7 лет


Эффективность таргетных препаратов ученые проверяют на клетках, после чего приступают к испытаниям in vivo (с лат. — «на живом»).

Ученые работают не только с обычными мышами, но и с иммунодефицитными. Они называются нудами, голыми мышами. У них нет шерсти и отсутствует иммунная система. Таким мышам подсаживают человеческие клетки, потом ждут, пока опухоль вырастет, и вводят препарат. Эти испытания относят к доклиническим.

В начале клинических испытаний препарат проверяют на безопасность, взяв узкую группу пациентов, далее — на его эффективность. Она должна превышать эффективность уже применяющегося в настоящее время препарата. Только после третьей фазы клинических испытаний на большой группе пациентов препарат допускают к производству.

"Это долгий и очень непростой как с научной, так и с финансовой точки зрения процесс. Даже если всё идет гладко, он занимает несколько лет интенсивной работы (обычно от семи до десяти). После выпуска оригинального препарата его дальнейшая стоимость может снижаться за счет выпуска другими компаниями так называемых дженериков — неоригинальных препаратов", - доктор медицинских наук Сергей Бойчук.


Дженерики — это лекарственные средства, которые копируют оригинальные препараты. Разработанная технология распространяется на различные компании, где имеется более дешевое сырье и более дешевая рабочая сила, поэтому цена дженерика ниже, чем у оригинала. Опасность заключается в том, что малейшее отклонение от технологии может привести к снижению эффективности препарата.

«Гонка вооружений»: как ученые и врачи борются с приспособлением раковых клеток

Пациенты с онкологическими заболеваниями получает разные виды лечения, в том числе таргетную или химиотерапию. После первых нескольких курсов опухоль уменьшается в размере почти у всех пациентов. Но потом, несмотря на терапию, она может опять начать расти, могут появиться метастазы. И у пациента возникает резонный вопрос: а как же так? 

Дело в том, что опухоль приспосабливается к препаратам и у нее возникает устойчивость. Поэтому еще одно важное направление исследований в онкологии — поиск и подавление молекул, за счет которых опухоль становится неуязвимой для лекарств.

Благодаря этим открытиям в лечении рака есть препараты первой, второй и третьей линии. Сначала пациенту назначают лекарство первой линии, и он принимает его, например, 1,5-2 года. Если при мониторинге заболевания врачи замечают, что опухоль снова начинает увеличиваться в размерах, то проводят повторное молекулярно-генетическое исследование. Когда находят новую мишень, пациенту назначают препарат второй линии — это еще один продолжительный период жизни.

"Разумеется, к таргетным препаратам второй, а также третьей линии у опухоли также развивается устойчивость, поэтому ситуация с лечением данных пациентов напоминает гонку вооружений: ученые могут находить новые мишени устойчивости и назначать соответствующие специфические лекарства. И так может продолжаться достаточно долго, то есть имеются возможности продлевать жизнь пациента (даже с неоперабельными формами новообразований) при своевременном обнаружении новых мишеней устойчивости опухоли и воздействии на них", - доктор медицинских наук Сергей Бойчук.

Опухоль изначально состоит из различных раковых клеток, по-разному реагирующих на один и тот же препарат. Также опухолевые клетки в области метастазов могут быть устойчивы к препарату, который уничтожает клетки в первичной опухоли. Поэтому при назначении нескольких химиопрепаратов шансов на победу больше по сравнению с назначением только одного лекарства. То есть два химиопрепарата всегда действуют лучше, чем один. В ряде случае также используется комбинация таргетной и химиотерапии. 

Иммунотерапия увеличила продолжительность жизни онкобольных в 10 раз

Одной из важных разработок последних лет в области онкологии является развитие иммунотерапии злокачественных образований. За открытие в этой области ученые Джеймс Эллисон (США) и Тасуку Хондзё (Япония) получили в 2018 году Нобелевскую премию.  

Исследователи установили, что часть опухолей может регрессировать и человек спонтанно выздоравливает. Например, в 1-2% случаях меланомы (злокачественная опухоль, возникающая из родинок. — Ред.) люди не обращаются к врачу и поправляются. Это происходит благодаря лимфоцитам — главным клеткам иммунной системы.

Ученые задались вопросом, почему этого не наблюдается и в других случаях рака. Оказалось, что опухоль отправляет сигнал, который блокирует активность лимфоцитов, поэтому они не могут «поедать» раковую клетку. 

После выявления механизма были разработаны лекарственные препараты на основе антител, которые блокируют сигнал, подавляющий активность лимфоцитов. В результате лимфоцит, пришедший в опухоль, распознает и уничтожает раковую клетку.

"Подобные препараты эффективно используются в терапии ряда агрессивных злокачественных образований. Пациенту назначается ингибитор, который эффективно “закрывает” сигнал со стороны опухолевой клетки, и эффект от этого воздействия впечатляющий. Например, 5-летняя выживаемость пациентов с меланомой может превышать 80%. В то время как до назначения подобной терапии прогноз у большинства пациентов был крайне неутешительным — выживаемость не превышала 8-10 месяцев. Но данный механизм работает только у тех пациентов, которые имеют на поверхности опухолевых клеток подобные молекулы. Поэтому их обнаружение является ключевым в выборе последующей тактики лечения", - доктор медицинских наук Сергей Бойчук.

Подробнее: https://sntat.ru

Читайте нас в Telegram-канале Высокогорские вести

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев