Высокогорские вести

Высокогорский район

Рус Тат
НОВОСТИ

Сибирь, детектор лжи и ток-шоу на телеканале: как челнинка борется за возвращение приемной дочери

Из Челнов 3-летнюю малышку увезли в поселок в Омской области — в дом с протекающей крышей и без водопровода. Вот уже полгода Юлия Снегур борется за возвращение приемной дочери в свою семью, где она прожила в любви три года. Как ребенок из Татарстана попал в Сибирь и что делает приемная семья для ее возвращения.

«Она явилась ко мне ночью с ребенком на руках»

Архив Юлии Снегур

«С мамой Софии я познакомилась в Интернете, — рассказала ИА „Татар-информ“ Юлия Снегур. — Там обсуждался жуткий случай, когда мать выкинула ребенка на улицу и тот замерз насмерть. Эта история меня очень задела. Я эмоционально высказалась, что всегда можно найти выход из ситуации: подбросить в медицинское учреждение, отдать под опеку, но не обрекать на верную гибель дитя. На мой комментарий отозвалась некая Инна. Мы с ней сначала обменивались сообщениями под постом, а потом стали переписываться в личке. Переписка длилась потом полгода. Девушка поведала о своей тяжелой судьбе — детдоме, отсутствии жилья и многих других проблемах. Где-то в разговоре проскользнуло, что девушка зарабатывает себе на жизнь, оказывая интимные услуги. А однажды она задала мне вопрос: могла бы я взять чужого ребенка, если бы у его матери сложилась безвыходная ситуация. Я ответила, что взяла бы. Раз уж Бог послал — не отказалась бы. Но вначале попыталась бы помочь женщине. В итоге я позвала Инну в Челны. Говорю, город у нас развивающийся, работа есть, и себя прокормишь, и ребенка. Первое время помогу чем смогу. И дала свой адрес».

Инна с ребенком на руках появилась на пороге челнинской квартиры неожиданно — 24 ноября 2016 года.

«Муж Виктор был в ночную смену, сыновья спали. Мы проговорили с Инной всю ночь. Она призналась, что приехала с намерением оставить у меня свою дочку. Софии на тот момент было полгода. Инна говорит, что готова даже расписку написать о добровольной передаче ребенка. Но я настояла на нотариально заверенном документе — чтобы потом не говорили, что силой отняла девочку. Да мало ли как может все обернуться!»

Юлия Снегур

Доверенность оформили. Женщины договорились, что если через два-три месяца Инна не одумается, то Юлия идет в органы опеки и ставит вопрос об оформлении ребенка «на себя». Будет ли это опека или удочерение — на тот момент Снегур еще не определилась.

«Все произошло так быстро, не до деталей было», — объяснила женщина.

В январе 2017 года Юлия действительно обратилась в отдел опеки и попечительства Набережных Челнов с заявлением, что у нее находится чужой ребенок.

«Все рассказала, показала доверенность, данную сроком на три года. И получила направление на медобследование — себя и Софии. И сказали, чтобы мы готовили документы на оформление опекунства», — отметила Снегур.

«Была в шоке от ее диагнозов»

Полное медицинское обследование, которое шло несколько месяцев, показало, что у ребенка дистрофия, перинатальное поражение центральной нервной системы, туберкулез. Как потом уточнили врачи, у девочки было повреждено одно легкое, на нем были рубцы.

«Я была в шоке от ее диагнозов. Кроме того, я узнала, что беременна третьим ребенком. Забегая вперед, скажу, вынашивала ребенка и рожала тяжело. Упадок сил, эмоций — все преодолела, взяла себя в руки, очень плотно занималась девочкой, несмотря на все сложности», — признается Юлия.

Тогда же супруги Снегур твердо решили удочерить Софию. Опять обратились в опеку, там им заявили — идите, лишайте биологическую маму родительских прав.

«Я обратилась в пару юридических контор, где мне сказали, что самостоятельно лишить родительских прав Инну я не смогу — полномочий не хватит. И, признаться, из-за сильнейшего токсикоза и других прелестей, связанных с беременностью, не стала форсировать события. Все силы уходили на лечение Софии, на внимание к своему здоровью. Честно скажу, мне было не до беготни за бумагами», — говорит Снегур.

«Всю свою последнюю беременность я носила Софию на руках. Она так была слаба, что ходила с трудом: пройдет до магазинов, а они все впритык к дому, назад у нее уже нет сил идти ножками. Но мы ее вылечили», — рассказывает челнинка. София ходила в специализированный детсад, выполняла все предписания врачей. В два годика малышка уже могла декламировать стихи. Дома ее все любили.

«Она была для нас солнышком. Папа в ней души не чаял. Она его тоже обожала. Все время в квартире звенел ее голосочек: „Папа, папа!“ Девочка его боготворила, а отец называл ее ласково: „Мой хвостик“. Сыновья ее берегли, понимали, что с ней надо играть поосторожней»

Юлия Снегур

«Увели прямо из детского сада»

В апреле 2019 года Снегур еще раз обратились в органы опеки. Их направили в школу приемных родителей.

«На тот момент София знала, что она Снегур. Называла нас мамой и папой. Мы взяли психологическую характеристику в детсаду, где было указано, что ребенок видит в нас родителей, считает нас единственной своей семьей. Все наши планы также были связаны с обустройством комфортных условий для детей, в том числе и для дочери. С заработком у нас все в порядке: муж работает, я подрабатываю ремонтом квартир — очень хорошо получаю за это. Продали свою „двушку“ и купили пятикомнатную квартиру, с тем чтобы у Софии была своя комната. Для детей создали все условия: отдельная игровая комната, спортивный уголок. Кстати, врачи настоятельно рекомендовали малышке упражнения на снарядах, чтобы укрепить костно-мышечную систему. Мы все предписания выполняли неукоснительно», — заявляет Снегур.

Но долго пожить в новой квартире Софии не удалось. По словам женщины, 14 мая 2019 года ребенка тайком увели из детского сада.

«До этого меня сотрудники отдела опеки в срочном порядке попросили пройти медосмотр якобы для того, чтобы данные Софии попали в базу для удочерения. И в тот день, когда они за моей спиной увели малышку из садика, я пришла в отдел опеки со свидетельством о рождении Софии. Опять же, это была их просьба. И вот я отдала документ. Они его взяли и сообщили: „У вас ребенка больше нет. Идите домой“. Я была в шоке. Выяснилось, что нашлась бабушка Софии и обвинила меня в том, что я заставила биологическую мать продать девочку, ребенка незаконно удерживала у себя, а потом… убила Инну. Я тогда в истерике стала спрашивать: „Если я преступница, то где полиция? Почему вы ее не вызвали?“ Мне в ответ: „Скажите спасибо, что мы вас не посадили, а по-тихому передали ребенка законному представителю“. Я стала настаивать на расследовании. Но меня никто не слушал», — рассказала о трагическом дне челнинка.

На следующий день Снегур написала биологической матери Софии. Инна ей ответила: «Если тебе дорога София, срочно приезжай в Санкт-Петербург. По телефону общаться не буду».

Юлия сразу отправилась в Питер. При встрече Инна поведала о том, что Татьяна Свекольникова, которая забрала Софию, ее приемная мать.

«Инна сказала, что приемная бабушка точно по такой же схеме забрала из другой семьи ее старшую дочь. Отдать первенца на воспитание чужим людям биологическая мать решила еще до его рождения, нашла подходящих людей и даже получила от них вознаграждение, на которое впоследствии, по ее словам, бабушка купила себе дом. Документы на дом я видела — все сходится. Опекуны воспитывали девочку, пока не заявилась родственница из Омска и не сказала, что ребенок украденный, а ее мать убита „ вами, душегубами». Питерцы не стали раздувать историю, девочку отдали. Инна также сказала, что после рождения Софии и оформления денежных выплат Свекольникова забрала у нее банковскую карту, на которую перечислялись средства на ребенка. Почему объявилась через три года? Почему раньше не интересовалась внучкой? Инна заявила, что бабушка стоит в очереди по программе «Ветхое жилье», и предположила, что дети нужны для получения нужного метража», — рассказала о встрече Юлия.

Снегур сейчас заявляет, что может доказать — все годы пребывания Софии в Челнах ее приемная бабушка знала о ее местонахождении.

«У нее на руках была копия данной мне доверенности. Но больной ребенок ее не интересовал почему-то. А как нарисовались какие-то материальные перспективы, я полагаю, она начала активно бороться за дитя», — утверждает Снегур.

После разговора женщины пошли к нотариусу, и все свои слова Инна подтвердила юридически. Она дала официальное согласие на удочерение Софии семьей Снегур. На тот момент Инна не была ни лишена, ни ограничена в родительских правах, подчеркивает наша землячка.

«Я уехала. Созванивалась с Инной. Та ей сообщила, что после вывоза в Омскую область София перестала нормально питаться. Пьет только водичку, теряет в весе. Представляете, каково такое слышать человеку, который с ложки кормил ребенка и радовался его аппетиту?»

Юлия Снегур

«Без медпомощи, бани и даже своей кровати»

Архив Юлии Снегур

Архив Юлии Снегур

В итоге женщины решили ехать в Омскую область, чтобы Инна Свекольникова как мать, не лишенная родительских прав, могла забрать девочку, а Юлия Снегур помочь ей в этом.

«Мы, конечно, наивно рассуждали. Но бездействовать не было сил», — говорит челнинка.

Приехав в рабочий поселок Черлак в Омской области, Юлия оценила новые условия проживания ее девочки. «Это большая, но деревня. До Омска как до Пекина. Нормальной медпомощи там нет — только на фельдшерском уровне. А София у нас была под постоянным наблюдением узких специалистов!» — говорит Снегур.

Юлия также отметила, что поселок централизованно оснащен газом, водопроводом и канализацией. А вот дом Татьяны Николаевны площадью всего лишь в 35 кв. метров отрезан от всех коммуникаций, потому что признан ветхим, видимо.

«Метраж дома определен с учетом холодного коридора, душа, ванной или бани там нет, крыша прогнулась и протекает, отопление печное. Пищу готовят на плите, которая работает на баллонном газе. Это же опасно! Спят бабушка и две девочки на одном диване! Как вы считаете, это все нормально?»

Юлия

Этот же вопрос она задала детскому омбудсмену Омской области, но та ответила, что ребенок полностью адаптировался в новых условиях, о прежней жизни не вспоминает, а место проживания Софии назвала комфортным. Все обращения в органы власти Омской области не дали результата, утверждает жительница Татарстана.

Полиграф и ток-шоу на федеральном телеканале

Снегур не успокоилась и на обвинения пенсионерки в похищении и удержании ребенка ответила неожиданным образом. Она предложила бабушке пройти проверку на детекторе лжи. Сама Юлия Снегур прошла тестирование на полиграфе успешно, за что благодарит следственные органы, которые дали ей такую возможность. А Татьяна Николаевна Свекольникова отказалась ехать на процедуру, сославшись на дальность дороги.

«Хотя бы ответила за свои слова. Она же заявила, что у Софии не было туберкулеза и других диагнозов. Я все это выдумала! Хотя все подтверждающие документы у меня есть!» — возмущается челнинка. Кстати, по всем обвинениям Свекольниковой следствие провело официальную проверку. Ни одно из ее обвинений не подтвердилось.

Позже Юлия Снегур сильно удивилась, когда узнала, что старшая Свекольникова согласилась принять участие в ток-шоу на федеральном телеканале.

«На передаче я так ее и спросила: „Значит, в Омск на проверку на детекторе лжи приехать не смогли — расстояние не позволило, а в Москву, за вознаграждение, без проблем приехали?“ Внятного ответа не получила», — подчеркнула Юлия.

Архив Юлии Снегур

По ее словам, участие в ток-шоу ей далось нелегко. Снегур вышла к зрителям и на коленях умоляла ей помочь. Запомнился и выход другой известной челнинки Агины Алтынбаевой, которая набросилась на бабушку чуть ли не с кулаками. Мелодраматичной выглядела также встреча Юлии и Софьи.

«Когда я увидела свою девочку, у меня все оборвалось внутри. Она всех женщин вокруг называла мамой. Я была на передаче со старшим сыном Кириллом. За кулисами он рванулся к девочке, но его удержали. Потом плакал и протягивал ей куклу… Это было просто невыносимо. Не знаю, как я все это выдержала», — сообщила Юлия, тяжело вздыхая.

Архив Юлии Снегур

Она также рассказала, что заметила на лице Софии синяки — один с явным отпечатком пальца. Бабушка сказала, что ребенок упал.

«Я как многодетная мать точно знаю, как падают дети и где у них бывают синяки. На лицо они точно не падают!»

Снегур

Сейчас Юлия Снегур намерена в судебном порядке добиваться удочерения Софии.

Ранее она обращалась за помощью к Уполномоченному по правам ребенка в РТ Гузель Удачиной. Омбудсмен провела проверку, было установлено, что девочка несколько лет действительно провела в чужой семье, сотрудники местного отдела опеки и попечительства знали об этом факте, но не предприняли необходимых действий для нормализации ситуации. На ее взгляд, халатность специалистов привела к глубокому психотравмирующему состоянию ребенка. Ведь девочку изъяли, когда она уже привыкла к новой семье и приняла маму и папу за родных.

Далее в историю вмешались прокуратура, следственные структуры. В отношении неустановленного круга лиц отдела опеки и попечительства исполкома Челнов было возбуждено уголовное дело по статье «Халатность».

После выхода в эфир ток-шоу с участием Юлии Снегур глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил досконально разобраться в истории с омским подкидышем.

 

Читайте нас в Telegram-канале Высокогорские вести

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев