Высокогорские вести
  • Рус Тат
  • «Ремесло проституток и бездельников»: как 100 лет назад зарождалась татарская эстрада

    За что Тукай критиковал песни и исполнителей своего времени? Что нового привнесли на эстраду Вагапов, Шакиров и Авзалова? На лекции, организованной в рамках проекта Tat Cult Lab, преподаватель Казанского музыкального колледжа, музыковед Гульназ Зиангирова рассказала об этапах становления современной татарской эстрады.

    Еще 100 лет назад эстраду критиковали писатели и поэты

    Татарский писатель Гаяз Исхаки в свое время высказал мнение, что в татарских песнях забыто народное, самобытное начало, национальный дух. «Сейчас вся сила музыки – в пении русских частушек по-татарски», – сказал он тогда.

    Эту же проблему поднимал фольклорист и историк, лингвист Гали Рахим. «Среди нас теперь очень мало исполнителей красивых старинных мелодий, народ сейчас любит новые песни без глубокого содержания, их сочиняют один за другим», – писал ученый.

    В 1914 году публицист Шахит Ахмадиев публикует ряд материалов, посвященных граммофонным пластинкам. Его беспокоит уровень исполнения татарских песен. По мнению Ахмадиева, пластинки заполонили любительские песни. «Что бы ни делал торговец, он думает о прибыли», – делает вывод автор.

    Габдулла Тукай в одной из своих статей выступил с резкой критикой эстрадных песен, называя их порочными, развратными. «Пение на граммофон стало ремеслом проституток и бездельников», – пишет поэт, сетуя на то, что низкортные любительские песни, распространяемые в разных городах на грампластинках, «позорят слух нации». «Порочный голос, порочный дух, вульгарная мелодия! Порочное содержание! И все это приходит в наши чистые, непорочные мусульманские дома, и, занимая самое почетное место, граммофоны изливают сквернословие», – пишет Тукай.

    Получается, критика в адрес эстрады звучала еще сто лет назад. Сейчас также нередко можно услышать подобные мнения. Они постоянно высказываются профессионалами.

    Салават Камалетдинов

    «Любой желающий за деньги мог записать свой голос»

    Нетрудно понять, почему у татар эстрада не появилась раньше. Среди мусульман, в том числе в жизни татар Казанской губернии, публичные выступления и музыка увеселительного характера долгие годы были под запретом. Но у народа тяга к музыке всегда была. В конце XIX – начале XX века музыкальные устройства люди покупали подпольно: это были разнообразные музыкальные часы, шкатулки, ящики. Все это в Европе, естественно, появилось раньше. В Казани даже были мастера, изготавливающие эти музыкальные механизмы. Например, Гариф Минкин, Гилязетдин Сайфуллин. Они не просто ремонтировали музыкальные инструменты, но и на заказ записывали народные песни на пластинку. Для этого был специальный каталог, указывается, что там было 200 песен. Каждый мог заказать через почту записи любимых песен.

    В конце XIX века в Америке Томасом Эдисоном был изготовлен фонограф, а Эмиль Берлинер сделал первый граммофон. Изобретение граммофона стало всемирным событием, а грампластинки превратились в новое средство связи для масс. Это дало толчок к развитию эстрады в России.

    Только в период между 1900 и 1907 годами в России было продано 500 тысяч граммофонов. Годовой тираж пластинок доходит до 20 миллионов экземпляров. Если бы не революция 1905 года, возможно, в Казани граммофоны так и не стали бы легальными. Революция оказывает влияние на все сферы жизни, в том числе и музыку. Реформы, свобода высказывания дают возможность публичных выступлений. Со временем они становятся нормой.

    Личная свобода, свобода музыкального высказывания может привести как к положительным, так и к отрицательным результатам. С граммофонными записями повторяется та же ситуация. Каждый желающий мог за деньги записать свой голос. Начинается процесс штамповки: пением занимаются практически все. Опираясь на источники, можем говорить, что пели и представители сомнительных профессий. Их записи были анонимными. Чтобы избежать общественной критики, они скрывали имена и чем они занимаются. Большинство грамзаписей производилось начиная с 1910 года. Записи можно было делать у французской фирмы «Пате» и английской компании звукозаписи «Граммофон компани». Для этого представители фирм сами приезжали в Казань или надо было ехать в Москву. Эти записи сейчас хранятся в Национальном музее Франции.

    «Даже мужчины поют визгливым голосом!»

    Литературовед Сагит Сунчелей в своей статье «Наша музыка» делает попытку проанализировать исполнителей граммофонной музыки. Прежде всего он отмечает, что у татар пока нет композиторов, поэтому приходится петь народные песни. «Новые мелодии появляются, но они не очень красивые и не соответствуют татарской национальной мелодике», – пишет он.

    В начале XX века уже сформировался круг популярных в народе исполнителей, это Хусаин Юсупов, Махмуза Булатова, Марьям Искандерова, Нафиса Позднякова, Мирфаиз Бабажанов, Хадича Гамбитская, Ибрагим Адамантов и Габдулла Кариев.

    В то время татарские песни поют в той же манере, что и русские народные песни. Исполнение высоким, «визгливым» голосом встречается не только среди женщин, но и среди мужчин. Русское влияние отразилось не только в музыке, но и во многом другом. Например, было широко распространено использование русских слов в литературных произведениях. Это можно увидеть у Фатиха Амирхана.

    Среди этих исполнителей отдельное место занимает просветитель Камиль Мутыги. В свое время он даже гастролировал. Его называют «татарским Шаляпиным», потому что его голос был сравнительно ниже, чем у других певцов. Он выступал в городах России. В репертуаре были народные песни и песни собственного сочинения. В то время популярной была песня «Ай, былбылым», ее мелодию привез сам Камиль Мутыги, исполнял на слова Наки Исанбета. Также получила известность песня «Пар ат» («Пара лошадей»).

    Запись песни «Пар ат» в исполнении Камиля Мутыги хранится в Национальной библиотеке Франции.

    Габдуллу Тукая и Камиля Мутыги связывают родственные узы, Камиль Мутыги также был учителем Габдуллы Тукая в медресе своего отца в Уральске. Камиль Мутыги сыграл большую роль в формировании Тукая как личности и поэта. Как основатель, издатель и редактор газет и журналов, выходящих на татарском языке в Уральском регионе, он издает стихи Тукая. Но в дальнейшем их взгляды и пути расходятся. Тукай открыто критикует пение Мутыги, ему не нравится, что его бывший учитель занимается пением. По мнению поэта, читающий Коран, прогрессивный и образованный человек не может ради денег петь и выступать на разных площадках Казани.

    В своих выступлениях Камиль Мутыги выражает свою гражданскую позицию, говорит о нуждающихся, о несправедливости богатых и некоторых представителей духовенства. Записи сур Корана в исполнении Камиля Мутыги сохранились до наших дней.

    Истоки современной поп-музыки

    Первые эстрадные певцы и музыканты действительно выступали на разных площадках – ярмарки, рестораны, теплоходы и тому подобные места в то время были в моде. Отдельных концертных залов не было, но появляется понятие «концертный номер». Он был коротким, но по структуре включал в себя заранее подготовленную тематику. Были даже администраторы. Они организовывали концерты, вели переговоры с заказчиками, составляли график выступлений. Мало того, к 1930 году уже существовало бюро работников искусства, эти люди прослушивали исполнителей и назначали им категорию. Можем сказать, что это был прототип худсоветов.

    В эстрадно-вокальной музыке появляется также понятие псевдонима. Готовится концертный номер, песня из простого текста и запоминающаяся мелодия, привлекательная внешность, нетрадиционный псевдоним…

    Конечно, для популяризации исполнителя нужны известность и ротация. Исходя из этого назначаются выступления и граммофонные записи. Далее идет широкое внедрение этих записей среди разных слушателей. Граммофоны были во многих домах, говорят историки. Таким образом, сто лет назад закладывается основа современной поп-музыки.

    Файзулл Туишев – единственный татарский гармонист, выступающий на эстраде

    Есть несколько направлений в эстрадном искусстве: песня, инструментальный номер, танец, пародия и юмор. Говоря об инструментальных номерах, будет уместно назвать следующие имена: скрипачи Гайса Макаржа, Ончы Фахри, Гали Зайпин, Карамалай, Хабибулла Ахмадуллин, Мухаметша Мустафин и легендарный гармонист Файзулла Туишев.

    Туишев приезжает в Казань в начале 1920 годов. Он был единственным татарским баянистом на эстраде. О его таланте и мастерстве становится известно далеко за пределами Казани. Он был гениальным гармонистом-самоучкой с уникальными возможностями памяти. Как и у других гармонистов, его первые выступления шли на ярмарках. В репертуаре Файзуллы Туишева были мелодии разных народов, русские романсы, песни татарской эстрады. Туишев составляет попурри из этих песен и ездит с этой программой по городам России: Казань, Нижний Новгород, Москва, выступает в Баку, выезжает за границу – Китай, Корея, Южная Америка. В 1915 году Файзулла Туишев выступал на одной сцене с Федором Шаляпиным. Музыкант известен еще и тем, что всю жизнь собирал коллекцию гармоней.

    Зарождение татарской вокальной музыки: Восточный клуб

    Изучив историю, я склонна считать, что татарская вокальная музыка формировалась в двух направлениях: популярная самодеятельная эстрадная музыка и академическая профессиональная эстрадная музыка. До сегодняшнего времени у нас эстрада идет по первому течению. А формирование академического течения связано со знаменитым Восточным клубом (Шарык клубы), который открылся 1 декабря 1907 года. В свое время это был культурный центр татарской интеллигенции. Здесь проходили литературные вечера, проводились лекции, ставились спектакли на татарском и русском языках, и проводились первые специальные тематические концерты с программой и афишами. В них исполнялись отрывки из опер, песни разных народов, проживающих в Казани и попурри из известных песен. Активно выступали: из певцов – Фаттах Латыпов, скрипач Гали Зайпин, мандолинист Султан Рахманкул, композиторы и пианисты Султан Габаши, Загидулла Яруллин. Именно Яруллин организует при Восточном клубе первый струнный оркестр. А в зале свои стихи и произведения читают Габдулла Тукай, Сагит Рамиев, Фатих Амирхан, Габдулла Кариев.

    Стоит отметить, что Тукай критиковал не всех исполнителей, некоторые певцы ему нравились, такие как Фаттах Латыпов, Султан Рахманкул. Тукай высоко ценил их мастерство в исполнении татарских народных песен. Не нужно воспринимать упомянутые выше два направления в противопоставлении. Совсем не так.

    Новый прорыв в культурной жизни – появление радио и филармонии

    Казань в первой половине XX века была городом, где бурлила музыкальная жизнь. Музыка разного плана и жанров звучала везде. В 1927 году великое событие – в Казани появляется первое радио! В прямом эфире звучат первые концерты, начинается популяризация музыки и трансляция. Это было большим прорывом в культурной жизни Казани.

    В то время был только прямой эфир, поэтому за преждевременное завершение передачи или превышение выделенного времени налагается штраф. В эфире преимущественно звучат народные песни в исполнении академических эстрадников Гульсум Сулеймановой, Асии Измайловой, Азиза Альмухамедова. Первым литературным редактором был Исмагил Усманов, а музыкальным редактором – Салих Сайдашев.

    До появления филармонии именно радио является центром, объединяющим всех исполнителей. В 1937 году открывается Татарская государственная филармония, в том числе и эстрадное отделение. Приходят восхитительные музыканты: Файзулла Туишев, конферансье Файзи Юсупов. Но выясняется, что исполнителей не хватает, особенно это ощущается в 1941 году, когда надо было кого-то отправить на декаду татарской литературы и искусства в Москву. Находят выход из ситуации: из Москвы на декаду идут гармонист Гани Валиев, певица Завахира Салахова и певец Рашит Вагапов. Но начинается Великая Отечественная война, и декада откладывается. Рашид Вагапов в составе концертной бригады выезжает к линии фронта, за три года бригада дает для бойцов более 500 концертов.

    Вагапов ввел в татарскую эстраду дуэт мужчины и женщины

    Вклад Рашида Вагапова в историю татарской музыки неоценим. Его считали визитной карточкой татарского народа и до сих пор часто называют первым исполнителем в татарской эстраде. Это не совсем так, но Рашид Вагапов поднимает татарскую эстраду на высокопрофессиональный уровень. Тем самым он ставит высокую планку последующим за ним исполнителям, в том числе и Ильгаму Шакирову. Он его называет кумиром, учителем. Вагаповым впервые вводится дуэт мужчины и женщины. Парой Вагапова в дуэте выступала его супруга Завагира Салахова. Его популярность растет, а песни звучат на радиоконцертах. Гастрольный график составляется на несколько месяцев вперед.

    Именно по радио Ильгам Шакиров впервые слышит голос кумира. По его исполнению он учит старинные татарские песни. Важным событием в его жизни стало посещение концерта Вагапова в соседнем селе. Удивленный Ильгам Шакиров понимает, что для достижения такого уровня надо учиться.

    Телогрейка, кирзовые сапоги и подвал Казанского музучилища: становление личности Ильгама Шакирова

    Ильгам Шакиров пишет письмо в Казанскую консерваторию, но ему не отвечают. После этого он едет поступать в Елабужское педучилище. Там его не принимают, потому что он был сыном врага народа. Ильгам абый отправляется в Казань, встречает односельчан, и все ему советуют сходить и прослушаться на певца. Но Ильгам абый приехал с опозданием, вступительные экзамены везде уже прошли. Был интересный случай. По приглашению друга Ильгам абый приходит в общежитие медучилища, студенты просят его что-нибудь спеть. Он начинает петь знаменитую «Кара урман». Услышав его пение, собирается все общежитие. Ильгам абый пел много – таким образом он распевался перед прослушиванием в училище. На следующий день в училище он приходит в кирзовых сапогах и телогрейке. «Высокий, никого не знает» – описывает его композитор, в то время студент народного отдела Фасил Ахметов. Фасил абый показывает новое здание, они заходят в одну из комнат и просят Шакирова спеть.

    В первые месяцы пребывания в Казани Ильгам Шакиров живет в подвале Казанского музыкального училища. Ради того, чтобы быть в Казани и получать знания, он был готов на всё. Мне приходилось общаться с Ильгамом Шакировым, и я ему задавала такой вопрос: «Если бы вы не попали в музыкальное училище, вас приняли бы в Елабуге, что было бы тогда?» Он сказал – неважно, какую бы я получил специальность, но всегда пел бы», – сказал он.

    Как студента Ильгама абый тут же замечают, его зовут участвовать на концерты, которые идут в прямом эфире радио. Там он знакомится с Рашидом Вагаповым. Вагапов его прослушивает, ему нравится голос Шакирова, и после этого они начинают тесно общаться. Ильгам Шакиров бывает в доме Рашида Вагапова, переписывает ноты песен, которые в будущем войдут в его репертуар. Позже он поступает в Казанскую государственную консерваторию, довольно успешно обучается. После окончания все единогласно советуют ему идти в оперный театр, потому что вокальные данные были хорошие. Но он выбирает совершенно другой путь: в 1960 году выпускается из консерватории, получает диплом и устраивается на работу в Татарскую государственную филармонию, всю свою жизнь связывает с филармонией.

    Альфия и Ильгам: история начала новой эпохи татарской поп-музыки

    В филармонии Ильгама Шакирова сразу же ставят в одну бригаду с Альфией Авзаловой. Певица уже несколько лет работала в этом учреждении. Бригаде дают название «На сцене – молодые», и они тут же отправляются на гастроли по городам России и Средней Азии. Через три года период совместной работы двух артистов заканчивается, каждый из них набирает свою команду и начинает работать отдельно. Но дружба, взаимная помощь и поддержка между этими двумя выдающимися личностями сохранилась на всю жизнь. Они всегда хранили верность татарским народным песням. С Ильгама Шакирова и Альфии Авзаловой начинается новая эпоха татарской эстрадной поп-музыки.

    В шестидесятых годах XX столетия именно они первыми берут в руки микрофон, вокруг них образуются первые вокально-инструментальные ансамбли (ВИА). Они появляются с непривычными для татар жесткими по звучанию электрогитарами, синтезаторами. Помимо этого, используются ударные инструменты, медные духовые эстрадно-джазовые музыкальные инструменты.

    Такие ансамбли на татарской эстраде появились после русских ВИА, а российская эстрада ориентируется на западные «Битлз» и «Роллинг Стоунз». Первые ВИА на татарской эстраде – «Казан утлары» («Огни Казани») Альфии Авзаловой и ансамбль «Идель» Ильгама Шакирова. Но татарский зритель не принимает это электронное звучание. Во время гастролей часто в деревнях люди старшего поколения требуют прекратить выступление, они воспринимают такую музыку как издевательство над татарской музыкой. Особенно не нравятся ударные инструменты.

    Хочу рассказать об одном случае. Как-то перед концертом у Ильгама Шакирова выходит из строя аппаратура. Весь вечер он поет без микрофона под баян или а-капелла. После концерта он получает записку: «Уважаемый Ильгам! Мы очень рады, что у вас сгорел усилитель, потому что благодаря этому нам посчастливилось услышать вас чистый, природный голос. Вашему сильному голосу микрофон не нужен. Огромное спасибо, что порадовали нас своим красивым, мелодичным голосом», – написали зрители.

    Баланс между аутентичным и современным звучанием

    Альфия Авзалова и Ильгам Шакиров очень хорошо понимали, что должно пройти некоторое время, чтобы люди начали принимать электронную музыку. Они действительно прилагают большие усилия. Альфия Авзалова в этом вопросе себя ведет очень гибко и мудро. Она была вынуждена четко продумывать концертную программу и при необходимости оперативно вносить изменения. Певица чутко реагирует на то, какое чувство вызывает музыка у зрителя. Выход только один – надо соблюдать баланс между современным ансамблевым исполнением и исполнением под баян.

    Нередко Ильгам Шакиров свою новую песню показывал Альфие Авзаловой, прислушивался к ее советам. Ильгам Шакиров также писал статьи, читал лекции. После смерти Салиха Сайдашева одним из первых выступает за установку памятника композитору. Он активно пропагандирует народную и профессиональную музыку.

    Ильгам абый очень переживает, что на эстраде появляются низкопробные песни, что самодеятельных исполнителей становится все больше. В одном из интервью он их называет «инкубаторными артистами», делится с мыслями о способах выйти из этой ситуации. Он считает, что надо, как в прежние времена, выезжать в деревни, искать талантливую молодежь, дать им профессиональное образование.

    Альфия Авзалова: талантливая личность и солнечный человек

    Альфия Авзалова – человек уникальный, с трагической судьбой. Совсем маленькой она потеряла мать, была вынуждена жить в нищете, голодать, просить милостыню. Будущая певица воспитывается в детском доме. Уже взрослой она одна растит своих двух дочек, а еще берет на воспитание шестерых осиротевших племянников. Она переносит инсульт, теряет голос, после химиотерапии у нее выпадают все волосы… Но при всех пережитых трудностях она оставалась удивительным человеком! Ее появление создавало атмосферу праздника, она всегда была искренней, говорила открыто и честно. Альфия апа осталась у меня в памяти как талантливая певица и солнечный человек.

    Ее спрашивали: «Как вы можете быть такой оптимисткой?» Она отвечала: «Не надо много думать, надо жить играючи». Она говорила: «У меня нет секретов от моего народа» или «Я всегда была юморной. Если Джалиль писал, что умрет с песней, я буду не просто петь, но еще и шутить при этом».

    Альфия апа всегда была модницей. «Меня всегда называли француженкой», – пишет она в своей книге, потому что ее сценический образ был светлый, соответствующий моде. Платье в пол, открытые плечи, разной моды прически, свободное поведение на сцене – этого на эстраде еще не было. В этом плане она новатор.

    Альфия апа старается быть похожей на некоторых артистов, она этого и сама не скрывает. Например, Эдита Пьеха. С ней она в Москве поет на одной сцене. Альфия апа стоит за сценой, наблюдает за Пьехой, запоминает фасоны костюмов и дома сама шьет эти платья.

    «Моң – это когда тебе достается тяжелая жизнь, или детство, или нищету в детстве видишь, тогда у человека в душе остается это чувство. Бывает светло, легко, в то же время и тяжело. Мы с Ильгамом пережили очень много трудностей, мы всегда работали в сложных условиях. Едешь на открытом кузове грузовика, на санях, одевать нечего, приезжаешь в неотопленный клуб, эти клубы все практически развалины, потому что остались еще после войны. Несмотря на все это, я всю жизнь была веселой, юморной. Старалась развеселить, рассмешить людей, хотя сама и болела (давление все время поднимается), я забываю про давление, чуть опустится – я начинаю веселить своих коллег в группе. Я шучу всегда, и в горе, и в радости», – говорила в одном интервью Альфия Авзалова.

    Салават пришел в эстраду с благословения мэтров

    Альфия Авзалова, Ильгам Шакиров помогали молодым талантливым исполнителям без образования устроиться в филармонию. С их легкой руки на конкурсе «Татар жыры-89» открываются новые перспективы популярной эстрадной музыки. Салават Фатхутдинов получает звание лауреата. Они оба уважают Салавата. А Салават Фатхутдинов, насколько мы знаем, был своеобразным классическим исполнителем эстрадной музыки. Салават и сам при приемном экзамене в институт культуры обращает внимание на такие вещи, как старание, талант, он выступает за самобытность, природную мелизматику и «моң». Всего этого, к сожалению, нет у тех, кто за деньги дает свои песни на ротацию и исполнительной альтернативной музыки на татарском языке.

    Рамиль Гали

    "Молодежь надо благодарить за желание петь"

    В 2000 годах, когда я работала на радио, меня позвали на дискуссию с участием профессиональных певцов, литературоведов, а также группы «Иттифакъ», исполняющей рэп на татарском языке. Помню, там их очень сильно ругали: «Рэп не подходит татарской музыке, как же так может быть?» Я хочу повторить свою высказанную тогда мысль: мне эта группа нравится. Мне кажется, любого, кто высказывается или поет что-то, надо слушать, потому что он выражает свои чувства. Нельзя смотреть только в одном направлении: «Давайте будем петь только народные или только профессиональные песни, остальные делают неправильно» – не так. Надо смотреть широко. Мне кажется, молодежь надо учить, чтобы у них была основа профессиональных знаний. В этом случае, получив хорошее классическое образование, пройдя вокальную школу, можно альтернативные течения поднять на еще более высокий уровень. Поэтому если молодежь поет и им есть что сказать, надо только радоваться. Они занимаются любимым делом, никому не мешают.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: