Высокогорские вести

Высокогорский район

Рус Тат
НОВОСТИ

Пострадавшие от взрыва в доме 48/20 рассказали, как живут в общежитии

Сейчас жители взорвавшегося дома 48/20 живут в общежитии 20/09Г. «Челнинские известия» побывали в гостях у нескольких семей

Со дня трагедии в Набережных Челнах прошло больше двух недель, эмоции немного утихли. Но осознать случившееся им все еще сложно, а ведь надо возвращаться к привычной жизни, обустраивать быт. 

На пенсии и снова в общежитии

Пенсионерка Клавдия Гашкова встречает нас в своей комнате вместе с мужем и подругой, которая пришла в гости. 

– Дали круг на старости лет – снова вернулись в общежитие, вспомнили молодость. Только тогда было море по колено, а сейчас сложно. Остается только сохранять позитивный настрой, но это тяжело, мне уже за 70 лет, – говорит Клавдия Гашкова. 
Завтра у нее день рождения, подруга пришла заранее поздравить. «Будете отмечать всей общагой?» – шучу я. Она отвечает, что настроение не праздничное, хотя и смеется. 

В комнате под столом у супругов стоят соленья – взяли с собой несколько банок из пострадавшей квартиры, в холодильнике у них было много замороженных заготовок с огорода, но все испортилось, пришлось выкинуть, а сам холодильник они вывезли. 

На общей кухне в общежитии электрическая плита, соседи привезли микроволновку, мультиварку, электрочайники. 

"Я даже капусту сегодня заквасила, и то разнообразие", – говорит женщина. 

Клавдия Александровна вместе с мужем и сыном проживали в трехкомнатной квартире на втором этаже с 1980 года, с самого заселения. 

Она вспоминает, как в момент взрыва, около 18 часов, семья садилась ужинать. 

"На нас будто что-то упало сверху, как самолет. А потом дом начал ходуном ходить. Выпало стекло на балконе. Двери зашатались, пошли трещины от потолка до пола. Было страшно. Мы быстро стали одеваться, я побежала помогать соседке", – рассказывает Клавдия Гашкова. 

В свой дом 48/20 они приходили несколько раз, туда впускают с 11 до 12 часов. Вывезли одежду, стиральную машину, холодильник, осталось забрать посуду. Мебель придется выкинуть, потому что в квартире все залило кипятком, ковры протухли. 

"Стенку мы покупали в конце 80-х, ее не жаль, а спальный гарнитур был хороший, диван и ковер недавно купили, они разбухли от воды. Пока комиссия выводы не дала, ждем оценку. Говорят, что к Новому году квартиры восстановят, но возвращаться страшновато", – говорит она.

Не хотят возвращаться

Челнинка Ирина Гаврилова вместе с мамой и дочкой жили на втором этаже в двухкомнатной квартире. В общежитии им выделили две комнаты: для мамы и для них с дочкой. Ирина с дочерью-пятиклассницей встретили нас вечером. На столе стоят продукты, на тумбочке – клетка с хомяком. Дочь сидит за столом, вышивает бисером, Ирина отдыхает на кровати. 

"Условия здесь такие: общие кухня и душ, две комнаты. И еще холодно. Мы привезли почти всю свою мебель, холодильник, стиральную машину, нам предоставили склад, где можно все хранить, – рассказывает Ирина. – Некоторые соседи посмотрели комнаты и отказались в них заезжать, у них есть возможность пожить у родственников". 

Когда произошла трагедия, мама Ирины, инвалид, была дома одна, находилась в спальне. Она увидела, что резко распахнулось окно, но не поняла, что произошло. На помощь к женщине прибежала соседка, которая иногда присматривала за ней и имела ключи, благодаря чему женщину удалось вынести из квартиры.

В квартире Ирины деформировалось окно, но его не выбило. На стенах в комнатах появились две трещины, натяжные потолки висят с водой. Ирина каждый день приходит к своему дому. И еще она благодарна оте­лю, который приютил их на первое время. 

"Директор отеля Наиля Фаизовна помогала нам, она оказалась очень отзывчивой, оказывала моральную поддержку. Дала нам с собой полотенца, посуду, разные вещи", – делится Ирина. 

Ирина не хочет переезжать в старую квартиру, она уверена, что нужно либо снести подъезд и на его месте строить новый, либо выделить им новую квартиру. Сейчас там у многих нет дверей и окон, установилась температура плюс 4 градуса, образовалась плесень, нет ни одной целой плиты. 

"Нужно построить пять новых этажей, 15 квартир – не так много для восстановления", – считает Ирина.
Перед взрывом закончили ремонт

Оксана Сиволобова живет в общежитии с 16-летней дочерью и мужем, она вышла к нам на встречу в общую кухню. Женщина признается, что немного успокоилась, перестала заикаться. Двухкомнатную квартиру в доме 48/20 они купили всего лишь год назад и все это время делали там ремонт, который закончили совсем недавно. 

Сейчас в их квартире все разобрали, остались только две стены, которые ведут в десятый подъезд. 

"У дочери сильный страх, ее спальня находилась под комнатой погибшей, и когда мы узнали о смерти, дочь сказала, что не знает, как теперь с этой мыслью там жить", – делится Оксана. 

Во время взрыва Оксана была дома одна, пришла за 20 минут до случившегося. 

"В тот момент я присела в угол, вокруг которого все полетело: входная дверь с железным косяком пролетела мимо меня до ванной, стеклянный шкаф – до зала, балконная дверь... У меня были ушибы, но я ничего не помню, возможно, на время потеряла сознание. Когда вышла в подъезд и увидела, что нет стены, поняла, что произошел взрыв. А до этого бегала по квартире и думала, что теперь надо окно ставить, как карниз убрать. Я ждала, что будет еще пожар", – делится Оксана. 

Она благодарна администрации города за организацию помощи. Все необходимое предоставили, осталось дождаться, какие решения будут приняты по дому. 

"В общежитии новая мебель, нам выдали постельное белье. Видимо, сделали ремонт, пока мы проживали в гостинице", – добавляет Оксана.

 

Источник:  «Челнинские известия»

Читайте нас в Telegram-канале Высокогорские вести

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев