Высокогорские вести

Высокогорский район

Рус Тат
НОВОСТИ

Песня челнинца, посвященная зарубленному топором другу, набрала 60 млн прослушиваний

Раиль после похорон друга за считанные минуты написал песню. Этот душевный порыв перевернул его жизнь. Песня оказалась востребованной, а его автор нашёл свое призвание. Подробности — в интервью «Челнинских известий».

— Раиль, радует, что есть такие одарённые люди, которые в состоянии выстрелить одной песней и попасть в десятку. Хотелось бы поподробнее узнать, как вы связаны с нашим городом?

 — С Набережными Челнами меня связывает все. Мне 32 года, я родился в Набережных Челнах и продолжаю здесь жить. Моё окружение знает меня как Раиля Рахимова. Есть у меня и творческий псевдоним — Al Rakhim.
Биография вполне челнинская: до шестого класса учился в 24-м лицее, потом моя семья поменяла квартиру, и я перешёл в 22-ю школу. После школы трижды поступал в институт, один раз даже попал на бюджет, но недоучился. Ушёл в армию. Потом надо было зарабатывать на жизнь, в общем, не до учёбы было. Три года работал в ООО «ЦФ КАМА». Потом начал заниматься отделкой деревянных домов, бань. Отработал в этом бизнесе около десяти лет. Буквально год назад решил полностью посвятить себя музыке. Я и раньше писал песни, но чисто для себя.  

— Я так понимаю, музыкального образования у вас нет?

— Правильно понимаете. В нашей семье всегда пели. Моя мама мечтала стать певицей. К сожалению, ее уже нет в живых, но «песенный» ген, видимо, мне передался по наследству. Я занялся вокалом, уже будучи взрослым, после армии. Сначала писал и пел татарские песни, потом русские. Но, поскольку музыкального образования у меня действительно нет, то первые песни получались не очень. Не знал я, что такое ритм, биты… А потом родилась песня, которая укрепила мою веру в себя.

— Вы говорите, что песня появилась на фоне трагедии…

— Да, в 2016 году я пережил эмоциональный ад. Убили моего друга. Может, кто помнит эту криминальную историю, о ней передавали в новостях: в 51-м комплексе сосед зарубил топором молодого человека, когда он спал. Убийцу задержали по горячим следам, он совершил самоубийство в изоляторе временного содержания. Как говорится, не дал жить ни себе, ни людям... После похорон было очень тяжело. Перед глазами стояли картинки, как мы вместе бродили по городу, ходили на футбол. Душили слезы. Я сел и за полчаса накидал текст песни. В тот же день договорился со студией звукозаписи и записал трек «Хочется жить». На следующий день выложил его в соцсетях. Просто хотел, чтобы осталась память о погибшем друге.

— Неожиданно песня, как говорится, пошла в народ…

— Через два месяца после того, как выложил песню, мне начали звонить — предлагать контракты, выезды с концертами. Так я узнал, что трек востребован. На тот момент на ютубе было уже 5 млн просмотров. Но мне песню продавать тогда даже в голову не приходило, она была для меня эпитафией на надгробье друга.
Но так получилось, что песня зажила своей жизнью. Сопротивляться её влиянию на мою жизнь было уже невозможно. Мне предложили спеть дуэтом с Nadi Jaskin, женой известного хоккеиста Дмитрия Яшкина. Мы с ней записали уже три песни. Потом выступил с Дарьей Разумовской, победительницей шоу «Солдатки» на ТНТ. В общем, закрутилось.
Я решил серьезно заниматься музыкой. Начал изучать шоу-индустрию изнутри, лейблы, разбираться в монетизации песен. Проводил рэп-фестивали, устраивал вечеринки в Челнах, записывал песни.

— Когда вы узнали, что ваш первый трек кто-то присвоил?

— В 2019 году это выяснилось. Нашел пирата. Монетизировал мою песню, как выяснилось, некий европеец. Попытались договориться. Но его условия меня не устроили. Покупатель потребовал, чтобы я отдал ему все права на песню сроком на 15 лет. Я отказался. Сказал, чтобы он удалил песню со всех цифровых площадок. Но мои запросы игнорировались, авторские отчисления тоже не делались. А по закону я должен был получать половину из заработанного на песне. За два года, судя по статистике, европеец заработал на «Хочется жить» примерно 1,5-2 млн рублей.

Мои обращения в суд результатов не принесли, так как ответчиком по моему заявлению должен был выступать гражданин другого государства. Все советовали действовать через Российское авторское общество. Но из-за пандемии съездить в Москву и решить вопрос не удавалось. В конце 2021 года я вновь направил пирату претензию и иск в онлайн-режиме. Только после этого он подал заявку на удаление песни со всех цифровых площадок. Сам процесс удаления длился полтора месяца.

И вот буквально на этой неделе я перевыпустил песню через свой лейбл, и, дай Бог, чтоб все нормализовалось. На данный момент песня в общей сложности набрала более 60 млн просмотров.

— И что теперь? Не боитесь запомниться публике как автор одной песни?

—Теперь я считаюсь артистом компании ONErpm (музыкальная фирма, предлагающая артистам услуги для развития их карьеры — прим.ред). Пишу и выпускаю песни, в перспективе у меня коллаборации с известными блогерами, певцами, также в разработке альбом из девяти треков. Я сочиняю песни на продажу, кое-кого продюсирую, ну и помогаю начинающим музыкантам. Конечно, не хочется запомниться автором одного «выстрелившего» трека. За последние годы я многому научился, понял, как реализовать музыку на цифровых платформах, и думаю, что у меня ещё будут хиты.

Источник:  «Челнинские известия»

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Читайте нас в Telegram-канале Высокогорские вести

 

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев