Высокогорские вести
  • Рус Тат
  • Он переживал, что ляжет в больницу и долго их не увидит

    25-летний казанец почувствовал себя плохо в середине сентября и обратился за помощью в одну из городских поликлиник. Ему поставили диагноз и назначили лечение, а спустя две недели он умер… совсем от другой болезни. Близкие уверены – врачи не рассмотрели инфаркт, медики утверждают – мужчина сам отказался от экстренной госпитализации. В ситуации разбираются комиссия Минздрава РТ и Следственный комитет.

    Радиф Гаязов несколько лет работал водителем на Казанском молочном комбинате. Мужчина развозил молочную продукцию по магазинам шесть дней в неделю с раннего утра. В один из дней на работе он почувствовал резкую боль в груди. Супруги решили обратиться в поликлинику № 18.

    «13 сентября Радиф позвонил мне и сказал, что болит что-то в груди. Мы решили сходить к врачу. 14 сентября мы пошли к дежурному терапевту Степанову. Я не заходила, осталась с младшей дочерью в коридоре на диванчике. Он вышел через пару минут и сказал, что врач поставил ему хондроз. И странно, говорит, у меня вот здесь спереди болит, а он со спины смотрел», – вспоминает вдова Радифа Любовь Гаязова.

    Супруги попросили терапевта подробнее объяснить поставленный диагноз.

    «”Что, гуглить будете?” – спросил врач. “Естественно, будем. Я посмотрела, на листочке было написано – межреберная невралгия», – добавила Любовь.

    Лечение назначили на две недели. Радифу выписали обезболивающие таблетки, разогревающую мазь и отпустили домой без больничного.

    Боли в области сердца периодически беспокоили Радифа, но семья списывала их на межреберную невралгию. 29 сентября на работе Радиф вдруг упал в обморок и, падая, повредил нос. Когда пришел в себя, позвонил жене.

    Гаязовы обратились к травматологу в ту же 18-ю поликлинику, оттуда его направили в РКБ, объяснили – таковы правила. Там Радифу сделали снимок, обнаружили трещину костей носа, оказали помощь и отпустили домой.

    А 2 октября у Радифа случился новый приступ боли в области сердца. По словам Любы, муж пожаловался на резкую боль, рассказал, что приступ словно парализовал его, но через несколько секунд все закончилось, а на лице выступил холодный пот.

    «Я настояла на еще одном походе к врачу. Пришли в восемнадцатую снова, сделали ЭКГ. Медсестра посмотрела на кардиограмму и сказала, что есть серьезные изменения. Отправила нас к первому свободному терапевту, причем настаивала, чтобы мы без очереди заходили. Мы начали искать свободного терапевта, прямо каждую дверь открывали и смотрели, свободно или нет. Нашлась взрослая женщина, видно, со стажем. Я подумала тогда, что опытный человек, сразу все подскажет», – рассказала Люба Гаязова.

    Терапевт, посмотрев кардиограмму, сказала, что в сердце действительно есть изменения, но они не критичны. По словам Любови, врач выписала мужу направление на плановую госпитализацию в РКБ-2. Любовь уверяет, что попросила отправить мужа в больницу прямо из поликлиники на машине «Скорой». Однако терапевт, по ее словам, подчеркнула, что необходимости в экстренной госпитализации нет.

    «Я спросила, а почему не в МКДЦ направили, который, кстати, в двух шагах от нашей поликлиники. Терапевт сказала, что в МКДЦ кладут только тех, у кого серьезные заболевания сердца, а у моего мужа все не так серьезно. Он же, говорит, молодой, крепкий – сходит завтра на работу, отпросится и отвезете его в больницу. Ничего срочного», – рассказала Любовь.

    Утро 3 октября Люба помнит в деталях. Радиф, собираясь на работу, никак не мог расстаться с детьми. Постоянно подходил к дочерям, обнимал, целовал, наблюдал за ними.

    «Он переживал, что ляжет в больницу и долго их не увидит», – со слезами вспоминает Люба.

    Днем супруги постоянно созванивались, обсуждали самочувствие. Первым делом после работы Радиф зашел в комнату к дочерям – еще разок поиграть с ними перед больницей. Через 15 минут мужчине стало плохо.

    «Он только схватился за сердце и сказал: "Опять". Это было в 17.40. Я тут же вызвала "Скорую помощь". Муж ушел в другую комнату, лег на диван, и ему стало еще хуже. Я звонила в "Скорую" каждую минуту. У него тряслись руки, губы, челюсть, а потом он просто отключился. Медики в 17.47 уже были у нас», – вспоминает Любовь.

    Врачи вывели жену с детьми и мать Радифа из комнаты, закрыли за собой дверь. Как вспоминает молодая женщина, их не впускали долго – по ее ощущениям минут сорок. В какой-то момент им сообщили, что Радиф скончался.

    «Врачи начали оформлять документы, попросили у меня ту кардиограмму, о которой я успела им рассказать. Они удивились, спросили, почему вас на "Скорой" в больницу не увезли? А я что скажу? Врач "Скорой" мне сказал, что с такой кардиограммой мужа должны были без разговоров увезти в реанимацию из поликлиники», – вспомнила Любовь Гаязова.

    В заключении о смерти значилось – повторный задний инфаркт миокарда. По словам мамы Радифа, на сердце сын никогда не жаловался.

    «Он никогда вообще не болел. Даже с температурой ни разу не лежал. Здоровый, крепкий парень. Ни у кого не было в семье заболеваний. Я же сначала ничего не знала о том, что он плохо себя чувствует. Радиф не хотел меня волновать и, пока сознание не потерял, мне ничего не рассказывал», – рассказывает Рафина Гаязова.

    Гаязовы обратились в прокуратуру и Следственный комитет. 17 декабря было возбуждено уголовное дело.

    «Когда Гаязовы показали мне документы, был шок, конечно. Два или даже три инфаркта человек пережил. Вопросов к врачам много. Дело возбуждено, следствие идет, назначена экспертиза», – сообщил адвокат Ленар Гайфутдинов.

    В настоящее время Гаязовы ждут результатов экспертизы.

    «В рамках уголовного дела будет дана оценка действиям каждого. Недавно вышла поправка, согласно которой экспертизу теперь делают медики из другого региона, а не из того, где произошла трагедия», – добавил адвокат.

    Сразу после случившегося Министерство здравоохранения Татарстана начало свою проверку, в поликлинике № 18 работает комиссия. По информации ведомства, Гаязовы добровольно отказались от экстренной госпитализации. 

    «В результате проверки, проведенной экспертным отделом, было выяснено, что 2 октября в поликлинику № 18 за медицинской помощью в частном порядке обратился гражданин Гаязов. Он был осмотрен терапевтом, ему были проведены необходимые диагностические исследования. Учитывая, что пациент нуждался в оказании стационарной помощи, ему было выдано направление для госпитализации. Также пациенту было предложено вызвать "Скорую помощь", но пациент и его родственники приняли решение вернуться домой, чтобы в дальнейшем вызвать "Скорую помощь", что впоследствии определило исход ситуации. По данному факту проводится ведомственная проверка», – сообщили ИА «Татар-информ» в Министерстве здравоохранения РТ.

    Руководитель Управления здравоохранения Казани Ильнур Халфиев взял проверку в поликлинике под личный контроль.

    У Радифа осталась мама, 23-летняя жена и две дочки – полутора и двух с лишним лет. Рассказать маленьким Ралине и Раяне, что произошло с папой, Люба пока не решилась.

    «Они не понимают еще. Старшая периодически спрашивает: "Где эти? Подарок принесет?" Я говорю, что папа уехал… очень далеко».

    Подробнее: https://sntat.ru/zdravookhranenie/on-nikogda-ne-bolel-zdorovyy-krepkiy-paren-v-smerti-25-letnego-kazants/

    Радиф Гаязов несколько лет работал водителем на Казанском молочном комбинате. Мужчина развозил молочную продукцию по магазинам шесть дней в неделю с раннего утра. В один из дней на работе он почувствовал резкую боль в груди. Супруги решили обратиться в поликлинику № 18.

    «13 сентября Радиф позвонил мне и сказал, что болит что-то в груди. Мы решили сходить к врачу. 14 сентября мы пошли к дежурному терапевту Степанову. Я не заходила, осталась с младшей дочерью в коридоре на диванчике. Он вышел через пару минут и сказал, что врач поставил ему хондроз. И странно, говорит, у меня вот здесь спереди болит, а он со спины смотрел», – вспоминает вдова Радифа Любовь Гаязова.

    Супруги попросили терапевта подробнее объяснить поставленный диагноз.

    «”Что, гуглить будете?” – спросил врач. “Естественно, будем. Я посмотрела, на листочке было написано – межреберная невралгия», – добавила Любовь.

    Лечение назначили на две недели. Радифу выписали обезболивающие таблетки, разогревающую мазь и отпустили домой без больничного.

    Боли в области сердца периодически беспокоили Радифа, но семья списывала их на межреберную невралгию. 29 сентября на работе Радиф вдруг упал в обморок и, падая, повредил нос. Когда пришел в себя, позвонил жене.

    Гаязовы обратились к травматологу в ту же 18-ю поликлинику, оттуда его направили в РКБ, объяснили – таковы правила. Там Радифу сделали снимок, обнаружили трещину костей носа, оказали помощь и отпустили домой.

    А 2 октября у Радифа случился новый приступ боли в области сердца. По словам Любы, муж пожаловался на резкую боль, рассказал, что приступ словно парализовал его, но через несколько секунд все закончилось, а на лице выступил холодный пот.

    «Я настояла на еще одном походе к врачу. Пришли в восемнадцатую снова, сделали ЭКГ. Медсестра посмотрела на кардиограмму и сказала, что есть серьезные изменения. Отправила нас к первому свободному терапевту, причем настаивала, чтобы мы без очереди заходили. Мы начали искать свободного терапевта, прямо каждую дверь открывали и смотрели, свободно или нет. Нашлась взрослая женщина, видно, со стажем. Я подумала тогда, что опытный человек, сразу все подскажет», – рассказала Люба Гаязова.

    Терапевт, посмотрев кардиограмму, сказала, что в сердце действительно есть изменения, но они не критичны. По словам Любови, врач выписала мужу направление на плановую госпитализацию в РКБ-2. Любовь уверяет, что попросила отправить мужа в больницу прямо из поликлиники на машине «Скорой». Однако терапевт, по ее словам, подчеркнула, что необходимости в экстренной госпитализации нет.

    «Я спросила, а почему не в МКДЦ направили, который, кстати, в двух шагах от нашей поликлиники. Терапевт сказала, что в МКДЦ кладут только тех, у кого серьезные заболевания сердца, а у моего мужа все не так серьезно. Он же, говорит, молодой, крепкий – сходит завтра на работу, отпросится и отвезете его в больницу. Ничего срочного», – рассказала Любовь.

    Утро 3 октября Люба помнит в деталях. Радиф, собираясь на работу, никак не мог расстаться с детьми. Постоянно подходил к дочерям, обнимал, целовал, наблюдал за ними.

    «Он переживал, что ляжет в больницу и долго их не увидит», – со слезами вспоминает Люба.

    Днем супруги постоянно созванивались, обсуждали самочувствие. Первым делом после работы Радиф зашел в комнату к дочерям – еще разок поиграть с ними перед больницей. Через 15 минут мужчине стало плохо.

    «Он только схватился за сердце и сказал: "Опять". Это было в 17.40. Я тут же вызвала "Скорую помощь". Муж ушел в другую комнату, лег на диван, и ему стало еще хуже. Я звонила в "Скорую" каждую минуту. У него тряслись руки, губы, челюсть, а потом он просто отключился. Медики в 17.47 уже были у нас», – вспоминает Любовь.

    Врачи вывели жену с детьми и мать Радифа из комнаты, закрыли за собой дверь. Как вспоминает молодая женщина, их не впускали долго – по ее ощущениям минут сорок. В какой-то момент им сообщили, что Радиф скончался.

    «Врачи начали оформлять документы, попросили у меня ту кардиограмму, о которой я успела им рассказать. Они удивились, спросили, почему вас на "Скорой" в больницу не увезли? А я что скажу? Врач "Скорой" мне сказал, что с такой кардиограммой мужа должны были без разговоров увезти в реанимацию из поликлиники», – вспомнила Любовь Гаязова.

    В заключении о смерти значилось – повторный задний инфаркт миокарда. По словам мамы Радифа, на сердце сын никогда не жаловался.

    «Он никогда вообще не болел. Даже с температурой ни разу не лежал. Здоровый, крепкий парень. Ни у кого не было в семье заболеваний. Я же сначала ничего не знала о том, что он плохо себя чувствует. Радиф не хотел меня волновать и, пока сознание не потерял, мне ничего не рассказывал», – рассказывает Рафина Гаязова.

    Гаязовы обратились в прокуратуру и Следственный комитет. 17 декабря было возбуждено уголовное дело.

    «Когда Гаязовы показали мне документы, был шок, конечно. Два или даже три инфаркта человек пережил. Вопросов к врачам много. Дело возбуждено, следствие идет, назначена экспертиза», – сообщил адвокат Ленар Гайфутдинов.

    В настоящее время Гаязовы ждут результатов экспертизы.

    «В рамках уголовного дела будет дана оценка действиям каждого. Недавно вышла поправка, согласно которой экспертизу теперь делают медики из другого региона, а не из того, где произошла трагедия», – добавил адвокат.

    Сразу после случившегося Министерство здравоохранения Татарстана начало свою проверку, в поликлинике № 18 работает комиссия. По информации ведомства, Гаязовы добровольно отказались от экстренной госпитализации. 

    «В результате проверки, проведенной экспертным отделом, было выяснено, что 2 октября в поликлинику № 18 за медицинской помощью в частном порядке обратился гражданин Гаязов. Он был осмотрен терапевтом, ему были проведены необходимые диагностические исследования. Учитывая, что пациент нуждался в оказании стационарной помощи, ему было выдано направление для госпитализации. Также пациенту было предложено вызвать "Скорую помощь", но пациент и его родственники приняли решение вернуться домой, чтобы в дальнейшем вызвать "Скорую помощь", что впоследствии определило исход ситуации. По данному факту проводится ведомственная проверка», – сообщили ИА «Татар-информ» в Министерстве здравоохранения РТ.

    Руководитель Управления здравоохранения Казани Ильнур Халфиев взял проверку в поликлинике под личный контроль.

    У Радифа осталась мама, 23-летняя жена и две дочки – полутора и двух с лишним лет. Рассказать маленьким Ралине и Раяне, что произошло с папой, Люба пока не решилась.

    «Они не понимают еще. Старшая периодически спрашивает: "Где эти? Подарок принесет?" Я говорю, что папа уехал… очень далеко».

    Подробнее: https://sntat.ru/zdravookhranenie/on-nikogda-ne-bolel-zdorovyy-krepkiy-paren-v-smerti-25-letnego-kazants/

    Радиф Гаязов несколько лет работал водителем на Казанском молочном комбинате. Мужчина развозил молочную продукцию по магазинам шесть дней в неделю с раннего утра. В один из дней на работе он почувствовал резкую боль в груди. Супруги решили обратиться в поликлинику № 18.

    «13 сентября Радиф позвонил мне и сказал, что болит что-то в груди. Мы решили сходить к врачу. 14 сентября мы пошли к дежурному терапевту Степанову. Я не заходила, осталась с младшей дочерью в коридоре на диванчике. Он вышел через пару минут и сказал, что врач поставил ему хондроз. И странно, говорит, у меня вот здесь спереди болит, а он со спины смотрел», – вспоминает вдова Радифа Любовь Гаязова.

    Супруги попросили терапевта подробнее объяснить поставленный диагноз.

    «”Что, гуглить будете?” – спросил врач. “Естественно, будем. Я посмотрела, на листочке было написано – межреберная невралгия», – добавила Любовь.

    https://sntat.ru/upload/images/DSC_4014.jpg

    Лечение назначили на две недели. Радифу выписали обезболивающие таблетки, разогревающую мазь и отпустили домой без больничного.

    Боли в области сердца периодически беспокоили Радифа, но семья списывала их на межреберную невралгию. 29 сентября на работе Радиф вдруг упал в обморок и, падая, повредил нос. Когда пришел в себя, позвонил жене.

    Гаязовы обратились к травматологу в ту же 18-ю поликлинику, оттуда его направили в РКБ, объяснили – таковы правила. Там Радифу сделали снимок, обнаружили трещину костей носа, оказали помощь и отпустили домой.

    А 2 октября у Радифа случился новый приступ боли в области сердца. По словам Любы, муж пожаловался на резкую боль, рассказал, что приступ словно парализовал его, но через несколько секунд все закончилось, а на лице выступил холодный пот.

    «Я настояла на еще одном походе к врачу. Пришли в восемнадцатую снова, сделали ЭКГ. Медсестра посмотрела на кардиограмму и сказала, что есть серьезные изменения. Отправила нас к первому свободному терапевту, причем настаивала, чтобы мы без очереди заходили. Мы начали искать свободного терапевта, прямо каждую дверь открывали и смотрели, свободно или нет. Нашлась взрослая женщина, видно, со стажем. Я подумала тогда, что опытный человек, сразу все подскажет», – рассказала Люба Гаязова.

    Терапевт, посмотрев кардиограмму, сказала, что в сердце действительно есть изменения, но они не критичны. По словам Любови, врач выписала мужу направление на плановую госпитализацию в РКБ-2. Любовь уверяет, что попросила отправить мужа в больницу прямо из поликлиники на машине «Скорой». Однако терапевт, по ее словам, подчеркнула, что необходимости в экстренной госпитализации нет.

    https://sntat.ru/upload/images/DSC_4026.jpg

    «Я спросила, а почему не в МКДЦ направили, который, кстати, в двух шагах от нашей поликлиники. Терапевт сказала, что в МКДЦ кладут только тех, у кого серьезные заболевания сердца, а у моего мужа все не так серьезно. Он же, говорит, молодой, крепкий – сходит завтра на работу, отпросится и отвезете его в больницу. Ничего срочного», – рассказала Любовь.

    Утро 3 октября Люба помнит в деталях. Радиф, собираясь на работу, никак не мог расстаться с детьми. Постоянно подходил к дочерям, обнимал, целовал, наблюдал за ними.

    «Он переживал, что ляжет в больницу и долго их не увидит», – со слезами вспоминает Люба.

    Днем супруги постоянно созванивались, обсуждали самочувствие. Первым делом после работы Радиф зашел в комнату к дочерям – еще разок поиграть с ними перед больницей. Через 15 минут мужчине стало плохо.

    «Он только схватился за сердце и сказал: "Опять". Это было в 17.40. Я тут же вызвала "Скорую помощь". Муж ушел в другую комнату, лег на диван, и ему стало еще хуже. Я звонила в "Скорую" каждую минуту. У него тряслись руки, губы, челюсть, а потом он просто отключился. Медики в 17.47 уже были у нас», – вспоминает Любовь.

    Врачи вывели жену с детьми и мать Радифа из комнаты, закрыли за собой дверь. Как вспоминает молодая женщина, их не впускали долго – по ее ощущениям минут сорок. В какой-то момент им сообщили, что Радиф скончался.

    «Врачи начали оформлять документы, попросили у меня ту кардиограмму, о которой я успела им рассказать. Они удивились, спросили, почему вас на "Скорой" в больницу не увезли? А я что скажу? Врач "Скорой" мне сказал, что с такой кардиограммой мужа должны были без разговоров увезти в реанимацию из поликлиники», – вспомнила Любовь Гаязова.

    В заключении о смерти значилось – повторный задний инфаркт миокарда. По словам мамы Радифа, на сердце сын никогда не жаловался.

    «Он никогда вообще не болел. Даже с температурой ни разу не лежал. Здоровый, крепкий парень. Ни у кого не было в семье заболеваний. Я же сначала ничего не знала о том, что он плохо себя чувствует. Радиф не хотел меня волновать и, пока сознание не потерял, мне ничего не рассказывал», – рассказывает Рафина Гаязова.

    https://sntat.ru/upload/images/DSC_3993.jpg

    Гаязовы обратились в прокуратуру и Следственный комитет. 17 декабря было возбуждено уголовное дело.

    «Когда Гаязовы показали мне документы, был шок, конечно. Два или даже три инфаркта человек пережил. Вопросов к врачам много. Дело возбуждено, следствие идет, назначена экспертиза», – сообщил адвокат Ленар Гайфутдинов.

    В настоящее время Гаязовы ждут результатов экспертизы.

    «В рамках уголовного дела будет дана оценка действиям каждого. Недавно вышла поправка, согласно которой экспертизу теперь делают медики из другого региона, а не из того, где произошла трагедия», – добавил адвокат.

    Сразу после случившегося Министерство здравоохранения Татарстана начало свою проверку, в поликлинике № 18 работает комиссия. По информации ведомства, Гаязовы добровольно отказались от экстренной госпитализации. 

    «В результате проверки, проведенной экспертным отделом, было выяснено, что 2 октября в поликлинику № 18 за медицинской помощью в частном порядке обратился гражданин Гаязов. Он был осмотрен терапевтом, ему были проведены необходимые диагностические исследования. Учитывая, что пациент нуждался в оказании стационарной помощи, ему было выдано направление для госпитализации. Также пациенту было предложено вызвать "Скорую помощь", но пациент и его родственники приняли решение вернуться домой, чтобы в дальнейшем вызвать "Скорую помощь", что впоследствии определило исход ситуации. По данному факту проводится ведомственная проверка», – сообщили ИА «Татар-информ» в Министерстве здравоохранения РТ.

    Руководитель Управления здравоохранения Казани Ильнур Халфиев взял проверку в поликлинике под личный контроль.

    У Радифа осталась мама, 23-летняя жена и две дочки – полутора и двух с лишним лет. Рассказать маленьким Ралине и Раяне, что произошло с папой, Люба пока не решилась.

    «Они не понимают еще. Старшая периодически спрашивает: "Где эти? Подарок принесет?" Я говорю, что папа уехал… очень далеко».

    Подробнее: https://sntat.ru/zdravookhranenie/on-nikogda-ne-bolel-zdorovyy-krepkiy-paren-v-smerti-25-letnego-kazants/

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (2)
    Осталось символов:
    • 27 декабря 2018 - 23:17
      Без имени
      Вот поэтому я и не хочу оставлять медицинскую карту в поликлинике! Потому что все кому не лень могут приписать то чего не было!!!
    • 27 декабря 2018 - 20:39
      Без имени
      ВРАЧИ НЕ СМОТРЯТ ,НЕ УМЕЮТ ЧИТАТЬ КАРДИАГРАММУ СРАВНИВАЮТ С ПРЕДУДУЩЕМ И ГОВОРЯТ ЕСТЬ ИЗМЕНЕНИЕ ИТОГЕ ..., И ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕ НЕСУД