Высокогорские вести

Высокогорский район

Рус Тат
НОВОСТИ

«Мы не герои»: Что находится в «грязной» зоне, где лечатся больные коронавирусом

В Татарстане подтверждено 50 новых случаев коронавирусной инфекции COVID-19. О том, как спасают жизни врачи Республиканской клинической больницы, что делают перед тем, как отправиться в зону, где лежат больные, и что происходит в «грязной» ее части, читайте в материале ИА «Татар-информ».

«Я давно врач и давно мама, и для меня это одно и то же»

Стоит отметить, что журналисты «Татар-информа» одними из первых попали в «грязную» зону временного госпиталя. По приказу Министерства здравоохранения Республики Татарстан здание травматологического центра РКБ переоборудовано под временный инфекционный госпиталь на 200 коек. 

Больные с коронавирусом попадают на первый этаж, в приемное отделение. На этаже стоит стойка, где сидят принимающие врачи-инфекционисты. Там закрыты все двери, просто так зайти и выйти никто не может. Врачи также уточнили, что сбежать из больницы тоже не получится, потому как все окна и двери закрыты, а какие-то из них даже и заклеены, а на окнах отсутствуют ручки.

«Мы это предусмотрели. У нас же все-таки не обсервационный стационар, не инфекционная больница, и мы постарались зонировать все потоки, где могут проходить инфицированные пациенты. Лифт для транспортировки питания и белья отдельно, лифт для отходов тоже отдельно. Все лифты обрабатываются. Каждый пациент проходит свой путь в свою палату», — объяснила терапевт Карина Борисова. 

Она добавила, что большинство пациентов с неподтвержденным диагнозом на коронавирус направляются на 3-4-й этажи, в обсервационную зону, в изолированные палаты и там уже ждут результатов анализов.

На территории временного инфекционного госпиталя расположился оперативный штаб, где осуществляется координация действий. Все коммуникации внутри осуществляются при помощи раций, телефонных автоматов, мобильников и планшетов. В оперативном штабе работа не прекращается ни на минуту, по рации и на стационарный телефон постоянно поступают звонки о больных, а также данные о состоянии пациентов. 

Здесь царит атмосфера рабочей суеты, заместителю начальника госпиталя Саяру Сиразетдинову поступает бесконечное количество звонков на мобильный телефон и рацию. Также при помощи рации он осуществляет связь с «грязным» отделением, оттуда же и передаются данные о больных. 

Также на территории больницы для сотрудников имеется зона отдыха и спальные места. В том числе есть отдельное помещение для приема пищи. Вся еда привозится в одноразовой посуде, а питаются сотрудники по распорядку: завтрак в 8 утра, обед в 12, а ужин в 17 часов. Еду привозят в коробках и пакетах, сотрудники распределяют их между собой в столовой. 

Далее по коридору находится специальная комната, где врачи переодеваются в средства индивидуальной защиты, перед тем как отправиться в «грязную» зону. Комната небольшая, в ней работают медсестры, которые помогают врачам одеваться перед уходом к пациентам.

«Это процесс трудоемкий и занимает много времени. Здесь у нас всегда находится медсестра, которая следит за правильностью надевания средств индивидуальной защиты. Все сотрудники предварительно проходят инструктаж»

заместитель начальника госпиталя Саяр Сиразетдинов.

После того как сотрудник надел средства индивидуальной защиты, в журнале фиксируется его фамилия, должность, время входа в «грязную» зону, и сотрудник подписывается. В «грязной» зоне медперсонал находится не более 4 часов. Одеваться помогают всем, также на костюме указываются фамилии сотрудников, для того чтобы в «грязной» зоне была возможность их различать.

Идем в «грязную» зону: сперва обрабатываем руки антисептиком, затем получаю медицинский костюм зеленого цвета, сюда входят брюки и рубашка. Одевается всё на голое тело. 

После медсестра помогает облачиться в одноразовую пижаму, которая состоит из брюк и кофты. На ботинки натягиваю завышенные бахилы, они покрывают всю обувь, а также штаны. 

Потом, первая пара перчаток и первый респиратор. На голову - медицинская шапочка, которая полностью закрывает шею, уши и лоб. 

Поверх всего этого одноразовый халат, его рукава просовывают под перчатки, а для того чтобы он вдруг не вылез, запястья обматывают специальной изолентой. Сверху всего надевается фартук, очки и нарукавник, на респиратор - вторая маска, а довершает наряд вторая пара перчаток и медицинская маска. Процесс занимает примерно полчаса.

Только после этого и прохождения инструктажа можно отправляться в так называемую грязную зону. Во время инструктажа вам рассказывают, что ни к чему нельзя прикасаться и следовать всем указаниям врачей, которые там находятся. 

Медики к процедуре относятся спокойно, врач-инфекционист РКИБ Гульнара Леонова поделилась, что в таком режиме она работает с марта и ей абсолютно не страшно, а главное, знать, что не заболеешь, а все остальное нормально. Кроме того, привыкнуть было не тяжело. 

«Если стараешься, хочешь помочь людям, то терпим, нормально», — рассказала Леонова. 

Многие из работающих здесь, отмечают, что благодаря возможности общаться с родными и близкими по видеосвязи, работать гораздо легче. Терапевт Карина Борисова подчеркивает, что успевает и проверять своих девочек, которые сейчас находятся дома и на домашнем обучении, но при этом она по ним сильно скучает.

«Мы работаем только с 10 апреля. Для врачей это не так критично. Все-таки мы привыкли сутками не ходить домой, наверное, врачам легче. Дети соблюдают режим, с учетом их возраста и самоизоляции я за них спокойна. И я не могу разделить понятия врача и матери, потому что я давно врач и давно мама. Для меня это одно»

терапевт Карина Борисова

Медсестра Роза Хайруллина поделилась, что всегда работает с хорошим настроением. Правда, она сослалась на свой внешний вид и отметила, что в обычные дни выглядит лучше.

«Я ни грамма не боюсь. Я с первого дня здесь, мне как сказали сюда прийти работать, я сама сразу согласилась», — заключила Хайруллина. 

Путь от чистой до «грязной» зоны

Путь в «грязную» зону начинается с условно чистой зоны, она называется шлюз. Открываем дверь и закрываем ее перед тем, как открыть следующую, чтобы воздушные потоки не пересекались.

На всей территории зоны находятся бактерицидные лампы, перед входом в «грязную» часть госпиталя стоит медперсонал, который раздевает сотрудников, закончивших смену.

Сначала мы отправляемся в реанимацию. Как говорят сами врачи, это самый тяжелый этаж. Сейчас там на аппаратах ИВЛ находятся три пациента. Больные лежат в отдельных палатах, корреспонденту ИА «Татар-информ» удалось заметить двоих из них. Оба подключены к аппаратам, которые обеспечивают их жизнедеятельность. На койках висят их данные, однако подходить к больным врачи не разрешают.

Затем на лифте мы отправляемся на пятый этаж, который заполняется пациентами с COVID-подтвержденной инфекцией. На сегодняшний день там находится около 40 пациентов, а на шестом этаже на данный момент больных нет, но принять он может 45 пациентов.

«Мы думали, нас это не коснется»

Мария Ипкеева рассказала, что до этого она лежала в Тюлячинской больнице. Там она пролежала восемь дней, а на десятый выписалась. Когда вернулась домой, у нее заболело горло.

«Через день я почувствовала температуру. Пришла медсестра, посмотрела и сказала, что у меня красное горло. Температура была 37,2. Два дня у меня температура была 37,2-37,5, в воскресенье приехала „Скорая“, посмотрела меня врач-терапевт и сказала, что у меня воспаленное горло, легкие посмотрела, сказала, что они чистые, все нормально, дыхание нормальное, и назначила мне антибиотики. Я дома два раза колола их, потом пила таблетки, горло полоскала, и у меня температура 36,6 стала. И вдруг мне звонят из поликлиники и говорят, что надо пройти рентген», — поделилась пациентка.

Она добавила, что в РКБ она находится с 14-го числа и сейчас у нее нет температуры, также она пьет антибиотики и противовоспалительные препараты.

«Всем могу сказать, что нужно вовремя обращаться в больницу. Не запускать. Жизнь-то идет, никуда не денешься. Работать надо, чем-то питаться надо. Просто еще надо за собой смотреть и больше движения надо. Говорят ведь, на воздухе больше надо быть, а если воздуха нет, то и ничего не будет»

Мария Ипкеева

Другой пациент — Александр Виногоров рассказывает, что сначала у него заболела жена, а затем стало хуже и ему, появилась слабость, недомогание.

«Я просто вставал утром, и у меня было одно желание — лечь снова. Вчера вечером стало похуже: тяжело дышать стало, одышка появилась, слабость. Вызвали „Скорую помощь“. Они приехали и привезли нас вот сюда — госпитализировали. Сначала сделали анализы на коронавирус, потом КТ легких сделали, сделали полностью обследование. Сначала первую ночь я лежал в обсервации», — поделился собеседник.

Также он думает, что его жену в скором времени также госпитализируют, потому как у него подтвердился диагноз.

«Мы думали, нас это не коснется. Мы ходили, самоизолировались, но приходилось все равно выходить — и в магазин ходить, и еще куда. И маску-то я не всегда надевал. Ну что маска, разве она поможет? Но оказалось, вот такая ситуация, что где-то этот вирус прилетел. И мы не отчаиваемся, мы в надежных руках. Тем более персонал очень внимательный. Постоянно мы на контроле. Думаю, что все будет нормально»

Александр Виногоров

Следующей больной, к которой нам удалось попасть, стала Ирина Алексеева. Как и многие другие, она совершенно не думала, что заразится, со всей своей семьей она специально уехала в деревню и из деревни раз в трое суток ездила на работу. 

«Вы знаете, совершенно нет сил, тошнота. Думаю, сейчас вот, наверное, упаду. Колотит всю. Горло то болит, то не болит. Хотя все мы очень береглись, понимаете. Мы все очень береглись. И поэтому, вы знаете, я не знаю, как людей беречь. Пусть сами обязательно думают о себе, о своих семьях. Хоть мы, конечно, очень думали, все спрятались, изолировались»

Ирина Алексеева

Итоги обхода подвели терапевт Карина Борисова и заведующая эпидемиологическим отделом врач-эпидемиолог Назико Когуашвили. Они подчеркнули, что самое важное — это самоизоляция. Также стараться меньше контактировать с другими людьми, постоянно мыть руки и все обрабатывать в доме. Кроме того, в магазине соблюдать дистанцию в 1,5 метра.

Стоит отметить, что врачи не считают себя героями, потому как это их работа.

«Все эпитеты будут после окончания карантина и пика инфекции. Когда мы все это переживем, когда выпишем последнего пациента — тогда уже можно будет говорить, кто герой, кто нет, а кто просто выполнял свою работу», — подчеркнула Карина Борисова.

Пройти несколько стадий санобработки и выйти в чистую зону

Выходить из «грязной» зоны оказалось гораздо сложнее чем входить сюда.

Сперва мы попадаем на пост, где нас встречает бригада, занимающаяся дезинфекцией всех сотрудников, выходящих из «грязной» зоны.

Сначала обрабатывают дезинфицирующим средством: сотрудники стоят с пульверизатором и поливают вас с головы до пяток.

А защитные очки также обрабатываются в спецрастворе, а затем отправляются на сушку, а потом используются снова.

После того как с вас сняли все вещи, вам вновь обрабатывают обувь из пульверизатора. Затем отправляемся в душевую.

Там две душевые кабинки, в обеих есть по несколько различных шампуней разной наполненности и жидкое мыло.

После душа нужно пройти контрольные измерения артериального давления, в глаза и в нос вам закапывают по 1-2 капли борной кислоты, а потом вам нужно прополоскать рот 70-процентным этиловым спиртом.

«Если не мы, то кто будет лечить?»

Заместитель начальника госпиталя Саяр Сиразетдинов отметил, что временный инфекционный госпиталь ориентирован на пациентов старше 60 лет с тяжелой сопутствующей соматической патологией. Госпиталь является провизорным, то есть тут принимают как с подозрением на COVID-19, так и с подтвержденной инфекцией.

«У большинства пациентов отмечен контакт с людьми, которые были за рубежом, но также у нас есть пациенты с облегченным эпиданамнезом, которые не были в контакте, за границу не выезжали. Таких около 10-15%», — отметил врач.

Он добавил, что в случае необходимости во временном госпитале могут развернуть до 250, максимум до 300 коек.

«Включая вспомогательный медперсонал, персонал штаба, который не ходит в грязную зону, в сутки здесь находится порядка 90 сотрудников. В „грязной“ зоне работает около 30 сотрудников за сутки. Меняются они каждые 4 часа», — подчеркнул Сиразетдинов.

Он также отметил, что всего в госпитале 20 аппаратов ИВЛ. При необходимости, учитывая, что есть еще и 72 кислородные точки, больница может располагать 92 аппаратами ИВЛ.

«Я согласился с целью помочь людям, помочь в борьбе с коронавирусной инфекцией, как и все здесь. Риск заразиться существует, но если не мы, то кто будет лечить?»

Заместитель начальника госпиталя Саяр Сиразетдинов.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Читайте нас в Telegram-канале Высокогорские вести

 

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев